Времена года

Звезды

Мне этот бой не забыть нипочем —
смертью пропитан воздух,
а с небосклона бесшумным дождем
падали звезды.
Вон снова упала — и я загадал:
выйти живым из боя...
Так свою жизнь я поспешно связал
с глупой звездою.
Я уж решил: миновала беда
и удалось отвертеться...
Но с неба свалилась шальная звезда —
прямо под сердце.
Нам говорили: «Нужна высота!»
и «Не жалеть патроны!»...
Вон покатилась вторая звезда —
вам на погоны.
Звезд этих в небе, как рыбы в прудах,
хватит на всех с лихвою.
Если б не насмерть, ходил бы тогда
тоже — Героем.
Я бы звезду эту сыну отдал,
просто — на память...
В небе висит, пропадает звезда —
некуда падать.

В. Высоцкий

Просмотров: 11

Из дорожного дневника

Ожидание длилось,
а проводы были недолги —
пожелали друзья:
«В добрый путь! Чтобы — все без помех!»
И четыре страны
предо мной расстелили дороги,
и четыре границы
шлагбаумы подняли вверх.
Тени голых берез
добровольно легли под колеса,
залоснилось шоссе
и штыком заострилось вдали.
Вечный смертник — комар
разбивался у самого носа,
превращая стекло лобовое
в картину Дали.
Сколько смелых мазков
на причудливом мертвом покрове,
сколько серых мозгов
и комарьих раздавленных плевр!
Вот взорвался один,
до отвала напившийся крови,
ярко-красным пятном
завершая дорожный шедевр.
И сумбурные мысли,
лениво стучавшие в темя,
всколыхнулись во мне —
ну попробуй-ка останови!
И в машину ко мне
постучало военное время —
я впустил это время,
замешенное на крови.
И сейчас же в кабину
глаза из бинтов заглянули
и спросили: «Куда ты?
На Запад? Вертайся назад!..»
Я ответить не смог,—
по обшивке царапнули пули,
я услышал: «Ложись!
Берегись! Проскочили! Бомбят!»
Этот первый налет
оказался не так чтобы очень:
схоронили кого-то,
прикрыв его кипой газет,
вышли чьи-то фигуры —
назад, на шоссе — из обочин,
как лет тридцать спустя,
на машину мою поглазеть.
И исчезло шоссе —
мой единственно верный фарватер.
Только — елей стволы
без обрубленных минами крон.
Бестелесный поток
обтекал не спеша радиатор.
Я за сутки пути
не продвинулся ни на микрон.
Я уснул за рулем.
Я давно разомлел до зевоты.
Ущипнуть себя за ухо
или глаза протереть?!
В кресле рядом с собой
я увидел сержанта пехоты.
«Ишь, трофейная пакость,— сказал он,—
удобно сидеть...»
Мы поели с сержантом
домашних котлет и редиски.
Он опять удивился:
откуда такое в войну?
«Я, браток,— говорит,—
восемь дней как позавтракал в Минске.
Ну, спасибо, езжай!
Будет время — опять загляну...»
Он ушел на восток
со своим поредевшим отрядом.
Снова мирное время
в кабину вошло сквозь броню.
Это время глядело
единственной женщиной рядом.
И она мне сказала:
«Устал! Отдохни — я сменю!»
Все в порядке. На месте.
Мы едем к границе. Нас двое.
Тридцать лет отделяет
от только что виденных встреч.
Вот забегали щетки,
отмыли стекло лобовое —
мы увидели знаки,
что призваны предостеречь.
Кроме редких ухабов,
ничто на войну не похоже.
Только лес — молодой,
да сквозь снова налипшую грязь
два огромных штыка
полоснули морозом по коже,
остриями — по-мирному —
кверху, а не накренясь.
Здесь, на трассе прямой,
мне,
не знавшему пуль,
показалось,
что и я где-то здесь
довоевывал невдалеке.
Потому для меня
и шоссе, словно штык, заострялось,
и лохмотия свастик
болтались на этом штыке.

В. Высоцкий

Просмотров: 41

Мы вас ждем

Так случилось — мужчины ушли,
побросали посевы до срока.
Вот их больше не видно из окон,
растворились в дорожной пыли.
Вытекают из колоса зерна —
эти слезы несжатых полей,—
и холодные ветры проворно
потекли из щелей...
Мы вас ждем — торопите коней!
В добрый час, в добрый час, в добрый час!..
Пусть попутные ветры не бьют,
а ласкают вам спины...
А потом возвращайтесь скорей:
ивы плачут по вас,
и без ваших улыбок
бледнеют и сохнут рябины.
Мы в высоких живем теремах —
входа нет никому в эти зданья:
одиночество и ожиданье
вместо вас поселились в домах.
Потеряла и свежесть и прелесть
белизна ненадетых рубах.
Да и старые песни приелись —
и навязли в зубах.
Все единою болью болит,
и звучит с каждым днем непрестанней
вековечный надрыв причитаний
отголоском старинных молитв.
Мы вас встретим и пеших, и конных,
утомленных, нецелых — любых...
Только б не пустота похоронных,
не предчувствия их!
Мы вас ждем — торопите коней!
В добрый час, в добрый час, в добрый час!..
Пусть попутные ветры не бьют,
а ласкают вам спины...
А потом возвращайтесь скорей,
ибо плачут по вас,
и без ваших улыбок
бледнеют и сохнут рябины...

В. Высоцкий

Просмотров: 13

Мы вращаем Землю

От границы мы Землю вертели назад
(было дело сначала).
Но обратно ее закрутил наш комбат,
оттолкнувшись ногой от Урала.
Наконец-то нам дали приказ наступать,
отбирать наши пяди и крохи,—
но мы помним, как солнце отправилось вспять
и едва не зашло на Востоке.
Мы не меряем Землю шагами,
понапрасну цветы теребя,
мы толкаем ее сапогами —
от себя! От себя.
И от ветра с Востока пригнулись стога,
жмется к скалам отара.
Ось земную мы сдвинули без рычага,
изменив направленье удара.
Не пугайтесь, когда не на месте закат,
Судный день — это сказки для старших,
просто Землю вращают, куда захотят,
наши сменные роты на марше.
Мы ползем, бугорки обнимаем,
кочки тискаем — зло, не любя,
и коленями Землю толкаем —
от себя! От себя.
Здесь никто б не нашел, даже если б хотел,
руки кверху поднявших.
Всем живым ощутимая польза от тел:
как прикрытье используем павших.
Этот глупый свинец всех ли сразу найдет,
где настигнет — в упор или с тыла?
Кто-то там впереди навалился на дот,—
и Земля на мгновенье застыла.
Я ступни свои сзади оставил,
мимоходом по мертвым скорбя.
Шар земной я вращаю локтями —
на себя! На себя!
Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,
принял пулю на вдохе.
Но на Запад, на Запад ползет батальон,
чтобы солнце взошло на Востоке.
Животом по грязи... Дышим смрадом болот...
Но глаза закрываем на запах.
Нынче по небу солнце нормально идет,
потому что мы рвемся на Запад.
Руки, ноги на месте ли, нет ли,—
как на свадьбе, росу пригубя,
Землю тянем зубами за стебли —
на себя! На себя!

В. Высоцкий

Просмотров: 10
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика