Времена года

Аисты

Небо этого дня —
ясное,
но теперь в нем — броня
лязгает.
А по нашей земле —
гул стоит,
и деревья в смоле,—
грустно им.
Дым и пепел встают —
как кресты.
Гнезд по крышам не вьют
аисты.
Колос — в цвет янтаря:
успеем ли?
Нет. Выходит, мы зря
сеяли.
Что ж там, цветом в янтарь,
светится?
Это в поле пожар
мечется.
Разбрелись все от бед
в стороны...
Певчих птиц больше нет —
вороны!
И деревья в пыли —
к осени.
Те, кто песни могли,—
бросили.
И любовь не для нас,—
верно ведь,
что нужнее сейчас
ненависть!
Дым и пепел встают —
как кресты.
Гнезд по крышам не вьют
аисты.
И земля и вода —
стонами.
Правда, лес, как всегда,—
кронами.
Только больше чудес —
аукает
довоенными лес
звуками.
Побрели все от бед
на восток,
певчих птиц больше нет,
нет аистов.
Воздух звуки хранит
разные,
но теперь в нем гремит,
лязгает.
Даже цокот копыт —
топотом,
если кто закричит —
шепотом.
Побрели все от бед
на восток,—
и над крышами нет
аистов...

В. Высоцкий

Просмотров: 7

Белый вальс

Какой был бал! Накал движенья, звука, нервов,—
сердца стучали на три счета вместо двух.
К тому же дамы приглашали кавалеров
на белый вальс традиционный,— и захватывало дух.
Ты сам, хотя танцуешь с горем пополам,
давно решился пригласить ее одну...
Но вечно надо отлучаться по делам,
спешить на помощь, собираться на войну.
И вот все ближе, все реальней становясь,
она, к которой подойти намеревался,
идет сама, чтоб пригласить тебя на вальс,
и кровь в виски твои стучится в ритме вальса.
Ты внешне спокоен
средь шумного бала,
но тень за тобою
тебя выдавала —
металась, дрожала, ломалась она
в зыбком свете свечей.
И, бережно держа
и бешено кружа,
ты мог бы провести ее по лезвию ножа.
Не стой же ты руки сложа,
сам не свой и — ничей.
Был белый вальс — конец сомненья маловеров
и завершенье юных снов, забав, утех.
Сегодня дамы приглашали кавалеров
не потому, не потому, что мало храбрости у тех.
Возведены на время бала в званье дам,
и кружит головы нам вальс, как в старину.
Но вечно надо отлучаться по делам,
спешить на помощь, собираться на войну.
Белее снега, белый вальс, кружись, кружись,
чтоб снегопад подольше не прервался.
Она пришла, чтоб пригласить тебя на жизнь,
и ты был бел — бледнее стен, белее вальса.
Где б ни был бал — в Лицее, в Доме офицеров,
к Дворцовой зале, в школе — как тебе везло!
В России дамы приглашали кавалеров
во все века на белый вальс, и было все белым-бело.
Потупя взоры, не смотря по сторонам,
через отчаянье, молчанье, тишину
спешили женщины прийти на помощь нам.
Их бальный зал — величиной во всю страну.
Куда б ни бросило тебя, где б ни исчез,
припомни вальс, как был ты бел — и улыбнешься.
Век будут ждать тебя — и с моря и с небес —
и пригласят на белый вальс, когда вернешься.
Ты внешне спокоен
средь шумного бала,
но тень за тобою
тебя выдавала —
металась, дрожала, ломалась она
в зыбком свете свечей.
И, бережно держа
и бешено кружа,
ты мог бы провести ее по лезвию ножа.
Не стой же ты руки сложа,
сам не свой и — ничей.

В. Высоцкий

Просмотров: 8

Братские могилы

На братских могилах ее ставят крестов,
и вдовы на них не рыдают.
К ним кто-то приносит букеты цветов,
и Вечный огонь зажигают.
Здесь раньше вставала земля на дыба,
а нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы –
все судьбы, в единую слиты.
А в Вечном огне - видишь вспыхнувший танк,
горящие русские хаты,
горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
горящее сердце солдата.
У братских могил нет заплаканных вдов —
сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов …
Но разве от этого легче?!

В. Высоцкий

Просмотров: 10

Высота

Вцепились они в высоту, как в свое.
Огонь минометный, шквальный...
А мы все лезли толпой на нее,
как на буфет вокзальный.
Ползли к высоте в огневой полосе,
бежали и снова ложились,
как будто на этой высотке вдруг все
дороги и судьбы скрестились.
И крики «ура!» застывали во рту,
когда мы пули глотали.
Семь раз занимали мы ту высоту,
семь раз мы ее оставляли.
И снова в атаку не хочется всем,
земля — как горелая каша...
В восьмой раз возьмем мы ее насовсем —
свое возьмем,
кровное,
наше.
А может, ее стороной обойти?
И что мы к ней прицепились?!
Но, видно, уж точно — все судьбы-пути
на этой высотке скрестились.
Все наши деревни, леса, города
в одну высоту эту слились —
в одну высоту, на которой тогда
пути наши, судьбы скрестились.
Вцепились они в высоту, как в свое,
огнем высоту поливая,
а мы упрямо ползли на нее,
товарищей оставляя.

В. Высоцкий

Просмотров: 11
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика