Времена года

В станице праздник

В станице праздник: флаги, песни, танцы –
станица провожает новобранцев.
Над площадью светло восходят марши
времен последней, горестной войны.
Отцы под них равняли шаг на марше,
и вот уж марши слушают сыны.
С мешками, рюкзаками, угловаты,
построились шеренгою ребята
перед столом, покрытым кумачом,
и столько еще детскости в их лицах, -
мол, нам огни и воды - нипочем,
вот только бы погоны да петлицы...
А за столом вставали ветераны
и, не привыкнув говорить пространно,
они слова чугунные кидали,
они рубали воздух кулаком, -
и дзенькали горячие медали,
натертые суконкой и мелком.
Но тут сценарий праздника нарушив,
к призывникам протиснулась старушка:
«Подарочек...
В солдаты уходящим...
Не потеряйте - путь у вас далек...»
И каждому вручила узелок
с землею, запах родины хранящей.
И как-то смолкла шумная станица,
и строже стали у казаков лица,
и знобким ветром потянуло с Дона...
И в этот миг суровой тишины
с немыслимо далекого кордона
в станице были выстрелы слышны.

Просмотров: 77

Баллада о мужестве

Славно воевали моряки,
Перед смертью смазали замки.

Спит эсминец на глубоком дне
Со смертельной раною в броне.
В амбразуры, немы и круглы,
Смотрят орудийные стволы.

Прибыл аварийный мотобот,
Вьется змейкой воздухопровод.
Под водою, как в лесу, темно,
Водолаз спускается на дно.

Здесь мои товарищи клялись,
Моряки погибли – не сдались!
И волна смертельной синевы
Смыла бескозырки с головы.

Будут жить морские корабли, -
Вот уже понтоны подвели.
Вот уж
Рубка над водой видна
Миноносца, всплывшего со дна.

Если бы я мог когда-нибудь
И моих товарищей вернуть!

В. Бершадский

Просмотров: 17

* * *

Мерцал закат, как блеск клинка.
Свою добычу смерть считала.
Бой будет завтра, а пока —
взвод зарывался в облака
и уходил по перевалу.
Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там...
Ведь это наши горы,
они помогут нам.
Они
помогут нам!
А до войны вот этот склон
немецкий парень брал с тобою.
Он падал вниз, но был спасен,
а вот сейчас, быть может, он
свой автомат готовит к бою.
Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там...
Ведь это наши горы,
они помогут нам.
Они
помогут нам!
Ты снова тут, ты собран весь.
Ты ждешь заветного сигнала.
И парень тот — он тоже здесь,
среди стрелков из «Эдельвейс».
Их надо сбросить с перевала.
Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там...
Ведь это наши горы,
они помогут нам.
Они
помогут нам!
Взвод лезет вверх, а у реки —
тот, с кем ходил ты раньше в паре.
Мы ждем атаки до тоски,
а вот альпийские стрелки —
сегодня что-то не в ударе.
Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там.
Ведь это наши горы,
они помогут нам.
Они
помогут нам!

В. Высоцкий

Просмотров: 6

* * *

Я полмира почти через злые бои
прошагал и прополз с батальоном,
а обратно меня за заслуги мои
санитарным везли эшелоном.
Подвезли на родимый порог —
на полуторке к самому дому.
Я стоял и немел, а над крышей дымок
подымался совсем по-другому.
Окна словно боялись в глаза мне взглянуть,
и хозяйка не рада солдату —
не припала в слезах на могучую грудь,
а руками всплеснула — ив хату.
И залаяли псы на цепях.
Я шагнул в полутемные сени,
за чужое за что-то запнулся в сенях,
дверь рванул — подкосились колени.
Там сидел за столом, да на месте моем,
неприветливый новый хозяин.
И фуфайка на нем, и хозяйка при нем,—
потому я и псами облаян.
Это значит, пока под огнем
я спешил, ни минуты не весел,
он все вещи в дому переставил моем
и по-своему все перевесил.
Мы ходили под богом — под богом войны,
артиллерия нас накрывала.
Но смертельная рана нашла со спины
и изменою в сердце застряла.
Я себя в пояснице согнул,
силу воли позвал на подмогу:
«Извините, товарищи, что завернул
по ошибке к чужому порогу...»
Дескать, мир да любовь вам, да хлеба на стол,
чтоб согласье по дому ходило...
Ну а он даже ухом в ответ не повел:
вроде так и положено было.
Зашатался некрашеный пол,
я не хлопнул дверьми, как когда-то,—
только окна раскрылись, когда я ушел,
и взглянули мне вслед виновато...

В. Высоцкий

Просмотров: 6
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика